Урок мужества по истории "Бессмертие подвига"

(Слайд 2) Цель занятия: способствовать воспитанию патриотических чувств, уважение к людям старшего поколения; воспитывать чувство гордости и любви к своему краю; чувство патриотизма, гражданственности, памяти к защитникам Отечества.

(Слайд 3) Ход занятия

Память,

Как и всё на свете

Разная – у каждого своя.

У одних она – как в поле ветер,

У других – как минные поля…

(Слайд 4) Чем дальше в историю отходят от нас годы войны, тем полнее и ярче проявляется величие героического подвига нашего народа, мужественно отстоявшего в невиданно жестокой борьбе с фашизмом свою Родину.

Немного времени остаётся до 70-летия нашей Победы. Всё, что происходило тогда, в предвоенные и военные годы, уже история. Но история горячая, живая, незабываемая. Она стоит у каждого из нас за плечами, ею озарены наши сегодняшние дела, заботы и помыслы.

Великая Отечественная война – это отдельная глава в истории края, каждая страница которой заполнена неутихающей болью, вечной печалью, невысыхающими слезами.

( Слайд 5) Белый – небольшой городок, затерявшийся среди лесов и болот, не имевший ни крупной промышленности, ни железнодорожных узлов, стал важным опорным пунктом, за который геройски сражались советские солдаты и офицеры, к которому яростно стремились враги.

 

Город Белый, почему ты Белый?

Так ты назван, видно, по ошибке,

Трудным героическим уделом,

Словно брат родной болгарской Шипке…

По обильно пролитой здесь крови

Должен был ты Красным называться,

А, возможно, Алым, но не Белым…

Иван Удоденко, участник боёв за г. Белый,

17-я гвардейская сибирская дивизия

(Слайд 6) Ежегодно в наши края приезжают седые ветераны-сибиряки, их родственники, чтобы поклониться праху своих однополчан, покоящихся под обелисками. Это воины 119-й гвардейской стрелковой дивизии, переименованной в 17-ю гвардейскую стрелковую дивизию. Командовал дивизией генерал Березин Александр Дмитриевич.

 

Вы оставили дом в то тревожное, трудное лето,

Когда всех разметала, огнём опалила война,

Грозным сполохом смерть зашагала воскресным рассветом

И на долгие годы из жизни ушла тишина.

Уходили с надеждой о скорой и радостной встрече,

Как велось на Руси, богатырски осилив врага,

Но попали тогда под смертельную, страшную сечу

И под городом Белым вы остались лежать навсегда.

Дома вас ожидать и любить не устали

И, надеясь на чудо, всё верят, страдают и ждут,

Что вернётесь вы в наши родные сибирские дали,

А встречать вас со славой всем миром придут,

Очень жаль, что на свете желанных чудес не бывает,

Пусть вам пухом навеки послужит тверская земля

И в долине под Белым про любимых вам сны навевает,

Про далёкий ваш дом, про сибирские наши поля,

Всем поклон до земли, кто не зная ни сна, ни покоя,

Ищет вас, помнит вас и ваш прах бережёт

И могилы хранит по-российски с открытой душою,

Хоть своих всем хватает невзгод и забот.

С. К. Бургомистров

 (Слайд 7) Большой, сложный и очень трудный путь прошла дивизия в годы Великой Отечественной. Прежде чем подойти к городу Белому, дивизия провела многочисленные тяжёлые бои, пройдя через горечи отступлений, обороны и радость наступлений. Она в числе первых в декабре 1941 года наносила главный удар по фашистам при освобождении г. Калинина и потом, проведя ряд тяжёлых наступательных боёв и уже изрядно обессиленная, в январе 1942 года выполняя приказ своего комдива и руководимая им, преодолевая темную брешь во вражеской обороне, вышла в тыл врага и сходу штормовым ударом захватила часть г. Белого, включая церковь.

 

Не забыты

Суровый год сорок второй…

                                Под Белый

Пришли Сибири грозные полки.

В лесах заснеженных,

                          заиндевелых

Сосредоточились сибиряки.

Здесь боевое получив крещенье,

Дивизия прорвала фронт врагов.

Мы не забудем первое сраженье

И клич

«За Родину!» политруков.

Мы не забудем ни «долины

смерти»,

Ни ад «квадратной рощи»,

ни солдат,

Что с нами шли в свинцовой

круговерти

И не вернулись из неё назад.

Минули годы с той поры,

как Белый

Освобождён от тяжких вражьих

пут.

Где бой гремел с ордою

озверелой,

Шумят колосья, яблони цветут.

Но подвиги гвардейцев

не забыты.

Бельчане чтут их, как своих

отцов… 

И восьмилетней школы

следопыты

Идут дорогами сибиряков.

Б. Верховский

 

(Слайд 8) 12 января 1942 года Президиум Верховного Совета СССР наградил генерал-майора А. Д. Березина орденом Красного Знамени. А 17 марта того же года 119-я стрелковая дивизия была преобразована в 17-ю гвардейскую, о чём на второй день писала «Правда».

В июне 1942 года генерал-майор А. Д. Березин был назначен заместителем командующего 22-й армией.

2 июля гитлеровцы перешли в наступление. Они обрушили на нашу оборону огромной силы удар.

5 июля немцы ввели свежие танковые части и начали наступление с двух сторон. В северном направлении со стороны Белого они дошли до д. Нестерово. С востока прорвали фронт 256-й стрелковой дивизии и подошли к Шиздерову.

Вот так сообщал в штаб фронта о положении этой дивизии зам. командующего 22-й армии генерал Березин: «В 13 часов 30 минут противник прорвал фронт 256-й стрелковой дивизии… Противотанковые сооружения очень плохие. Мин нет. Израсходованы. Половину орудий, не ожидая патронов, отвожу в тыл. Много раненых. Эвакуировать нечем.».

В окружении оказались 39-я армия и 11-й кавалерийский корпус, а также части 41-й армии, 17-я гвардейская, 135-я стрелковые дивизии, 21-я танковая бригада и части 22-й армии, 355-я, 380-я, 185-я стрелковые дивизии.

Начались бои в окружении. В первую очередь необходимо было восстановить «коридор», чтобы вывести через него попавшие в окружение войска. Возникла проблема с боевой техникой. Не хватало горючего и тракторов. К тому же из-за дождей «раскисли» дороги.

(Слайд 9) С закалкой сибирской

И грянули битвы, под городом Белым,

Крещенье приняв, мы в порыве одном

С закалкой сибирской, упрямо и смело,

И с верой в победу пошли напролом.

В февральских метелях, в морозах ядрёных,

Вступив под Великими Луками в бой,

Мы сходу прорвали врага оборону

И вышли на новый рубеж боевой.

Мы вязли и мокли под Локней в болотах,

Ломали преграды под самым огнём.

И звание гвардии нам за работу

Присвоил приказом Верховный Главком.

Забыть ли, с какой небывалой отвагой

При штурме в Гнездилове трудных высот

Солдаты рвались днём и ночью в атаки

И, взяв их, продолжили дальше поход.

Под Ельней, под Оршей, на Поковщине снова

Мы без передышки сраженья вели.

Внимая «вперёд!» - командирскому зову,

Сметали фашистов с родимой земли.

По Латвии шли мы и заняли Ригу.

Дивизия рижской была названа.

О подвигах наших написаны книги,

И улицам наши даны имена.

Мы ради Победы отдали все силы.

О, сколько друзей потеряли своих.

Стоят обелиски на братских могилах,

Чтить память погибших – святой долг живых.

Мы знамя своё через сотни селений

В боях пронесли высоко над собой.

И помнят в Сибири, в районах сражений

Гвардейцев дивизии двадцать второй.

И. Удоденко

 

Эпицентром событий последующих дней становятся берега рек Белая и Обша. Именно через переправы у д. Егорье осуществлялся прорыв наших войск. Немецкая авиаразведка заметила, что на дороге Буково-Варварино-Руево на север и северо-запад движется многокилометровая маршевая колонна из кавалерии, пехоты, отдельных танков.

Немцы проводят перегруппировку своих войск, бросают их на Егорье и рассекают оборонительные позиции наших войск на две части, образуя как бы второе кольцо окружения.

Обстановка была настолько сложна, что в штабе 17-й гвардейской стрелковой дивизии было принято решение о спасении дивизионного знамени. Была создана специальная группа прорыва для выноса знамени через линию фронта.

Связь штаба дивизии с полками была потеряна, артиллерия разбита, не было мин и снарядов. С изнурительными боями, через леса и непроходимые болота выходили части дивизии и выносили из вражеского кольца раненых. Вынесли и своё гвардейское знамя.

(Слайд 10) Вот так вспоминает о тех днях Е. Жбанкова, медсестра 45-го гвардейского стрелкового полка: «Наш полк находился в 40-ка километрах от штаба дивизии. Несколько часов полк боролся против целой немецкой дивизии, оснащённой танками и миномётами. Раненых отправлять было некуда. Они, истекая кровью, через леса и болота, сами добирались до своих. Это были нечеловеческие испытания». Евдокия Павловна и по сей день не может понять, как выжила тогда, вытаскивая с поля боя раненых бойцов под свист пуль и разрывы снарядов. В тех условиях у совсем юной старшины медицинской службы не было времени задумываться: её помощи ждали на передовой, и порой именно от неё зависела жизнь солдата.

Восемнадцатилетняя медицинская сестричка Евдокия попала на фронт в августе 1942 года под родной город Белый. Здесь в составе 17-й гвардейской стрелковой дивизии судьба забросила её прямо на передовую.

Шли непрерывные бои, и Евдокия по-пластунски ползала от раненого к раненому, забывая о том, что и её саму может настичь шальная пуля.

Лишь немногочисленным группам удалось вырваться из «котла».

В самом «котле» постоянно шли бои. 22-я и 41-я армии продолжали бои за выход из окружения. С ними был и генерал Березин. Он указывал им пути отхода, организовывал круговую оборону, намечал места прорыва, организовывал тех, кто потерял управление, поддерживал связь с партизанами.

В критическую минуту командир партизанского отряда В. И. Попов предложил раненому (в первый раз) Березину провести его через линию фронта, но генерал отказался, считая, что его место среди окружённых, которым необходимы помощь и моральная поддержка.

(Слайд 11) Командир Оленинского партизанского отряда Василий Петрович Рощин писал: «Я предложил генералу Березину пересидеть дней 15-20 в нашем отряде, потом мы легко могли бы переправить его к своим войскам. Березин со мной не согласился. Он потребовал от меня трёх-четырёх партизан, знавших здешние места, и при их помощи многократно переправлял окруженцев через линию фронта к своим войскам. В одной такой операции отряд человек в 500-600, организованный Березиным, подвергся артиллерийско-миномётному налёту. Березин был тяжело ранен. В это время след Березина я потерял».

О судьбе генерала, месте его захоронения и сегодня известно только предположительно.

(Слайд 12) Бытовало и мнение, что А. Д. Березин похоронен на хуторе Мята (бывший Нестеровский сельсовет, ныне на территории Оленинского района), но многочисленные поисковые мероприятия на хуторе результат не дали. Так что, вероятно, наиболее достоверны те сведения, которые признали боевые товарищи генерала Березина.

На мемориальной плите нового памятника в д. Демяхи выбита его фамилия.

В Белом также установлен памятный знак генерал-майору Березину там, где начинается улица, носящая его имя.

Огромные были потери. Общие потери в 17-й гвардейской стрелковой дивизии составили 3822 человека.

По данным штаба Калининского фронта, 22 июля из окружения вышло около 7000 бойцов и командиров. Пропавших без вести – 47000 человек.

Потери были настолько велики, что 17-ю гвардейскую стрелковую дивизию вывели во второй эшелон для пополнения людьми.

В ходе июльских боёв наши войска потеряли важный плацдарм. Чтобы вновь овладеть им, в ноябре 1942 года пришлось предпринимать новую операцию «Марс», которая, как известно, тоже не принесла желаемого результата. И только спустя 8 месяцев после июльских событий 42-го наш город и район были освобождены от оккупации.

(Слайд 13) Чем дальше уходит от нас день Победы, тем больше хочется знать о судьбе каждого, кто погиб, защищая землю, на которой мы живём.

Барабашин Павел Сергеевич, 1922 г. р., гвардии лейтенант, командир экипажа танка. Погиб 8 марта 1943 года в бою при освобождении д. Пышково. В этот день в 4 часа утра Павел со своим экипажем выехал из д. Моняково. Миновав минное поле и переправу, они первыми ворвались в Пышково. Враг бежал. Шла уже далёкая перестрелка из орудий. Павел стал выбираться из танка, и ему попал небольшой осколок на один сантиметр выше правой брови. Не успев ничего сказать, он опустился обратно в танк – смерть была мгновенной. На танке тело отвезли в Моняково и утром 9 марта похоронили (из писем матери погибшего героя). В настоящее время его останки перенесены в братскую могилу в д. Верховье.

У матери сохранилась только одна фотография погибшего сына, когда он был еще курсантом бронетанкового училища.

(Слайд 14) 14 август 1996 года состоялось торжественное открытие Мемориала Славы воинам-сибирякам в д. Плоское. Мемориал Славы – одна из ярких страниц в возрождении исторической памяти, духовности и высокой нравственности.

Захоронение у д. Плоское – самое крупное захоронение. Расположено оно на пологом склоне правого берега долины. Здесь и решено было поставить памятник всем сибирякам, погибшим в боях Великой Отечественной войны. День открытия Мемориала Славы ежегодно отмечается как день поминовения воинов – сибиряков. Сюда поклониться павшим съезжаются как жители Сибири, так и других уголков России и ближнего зарубежья.

Мемориал представляет собой братскую могилу, оформленную множеством кубических объёмов, образующих в своей массе горизонтальную гранитную плиту. Каждый камень надгробия символизирует сотню погребенных. Строевой порядок кубических объёмов композиционно удерживается вертикальной стелой. Общее количество кубов из чёрного полированного гранита, а также высота часовни (12,5 метров) соответствуют в цифрах количеству погибших в этих местах воинов-сибиряков – 12,5 тысяч человек.

Часовня-обелиск сделана из красного кирпича. На её южной стороне расположена икона Георгия Победоносца, выполненная из сибирских самоцветов. Внутри часовни открытое пространство, где по углам прикреплены специальные полочки-подсвечники для установки поминальных свеч.

Братская могила соединяется тропинкой памяти с часовней-обелиском. Она символизирует единство душ и тел погибших и одновременно надежду на то, что послевоенные поколения не допустят забвения тех, перед кем мы в неоплатном долгу, превратят тропинку в дорогу памяти.

 

(Слайд 15) Бриллианты невысохших слёз

Ах, как тихо вокруг. Я стою у высоких

Озарённых рассветом берёз.

Просыпается лес. В придорожной осоке

Бриллианты невысохших рос.

Ранних птиц осторожные трели

Будто пробуют утро на вкус.

Вот в рассветном луче заблестели

Нити красных калиновых бус.

Над широкой долиной, пока ещё сонной,

Невесомый струится парок,

Среди листьев разлапистых клёна

Золотой засветился листок.

Тихо-тихо кругом. А когда-то

На дыбы здесь вставала земля,

Умирали мальчишки-солдаты,

Закрывали навеки глаза.

Чёрный дым расстилался над полем,

Пулемёт, надрываясь, стучал.

З кустами в зелёной юдоли

Сбитый «мессер» с утра догорал.

Впереди, за сплошной пеленою

Дыма, пуль и лихого огня

К полю страшного смертного боя

Танки чёрные лезли, рыча.

А над этим пылающим адом

Далеко в голубой вышине

Равнодушным, сияющим взглядом

Солнце вечное льнуло к земле…

Затянулись воронки травою,

Над землёю развеялась мгла,

И над политой кровью землёю

Часовенька свой шпиль вознесла.

Спят солдаты под чёрным гранитом

В бельской, ставшей родной им земле,

С этим поле навек уже слиты,

Прорастая в берёзах, в траве.

И теперь никогда не нарушит

Августовского утра покой

Вой снарядов, пронзающий душу,

И «в атаку» призыв громовой.

Спят солдаты. Распущены косы

В знак печали у белых берёз,

А на чёрном граните не росы –

Бриллианты невысохших слёз.

Л. Леоненкова

(Слайд 16, 17, 18)


Просмотров: 139 | Загрузок: 52
Автор: Осипова Л.Е.
Теги: великая отечественная война
Предмет: История


Похожие образовательные материалы:
Всего комментариев: 0
avatar