Конспект и презентация интегрированного урока по литературе и истории "Судьба поэта в годы репрессий"

Аннотация:

В данной разработке представлен интегрированный  урок по теме:  «Судьба  поэта в годы  репрессий». Разработка сопровождается мультимедийной презентацией. Разработанный урок может быть использован как учителями истории, так и литературы при изучении темы «политические репрессии 30-х годов XX века» .

Цель: сформировать у учащихся представление о особенностях развития нашей страны в 20-30 ее годы XX века и посмотреть их влияние на судьбы рассийской интеллегенци на примере жизни и творчества О. Мандельштама.

Задачи:

Рассмотреть основные события жизни и творчества О. Мандельштама в контексте событий  Истории России 20-30 х годов  XX века;
определить отношение поэта к революционным  событиям;
выявить  связь между  биографией поэта и его лирикой.

Оборудование: мультимедийное оборудование.

Методические приемы: лекция с элементами литературной композиции.

Тип урока: комбинированный.

Основные понятия:  революция, гражданская война,тоталитарный режим,

                                  раскулачивание, саботаж, вредительство.

                                                                             

                          « … настоящая литература                  

                                             создавалась всегда  писателями-еретиками, безумцами,

                                            говорящими, чего бы  им это ни стоило, правду…».

                                                                                          Е.Замятин.

                                                                   Посох мой – моя свобода,

                                                                  Сердцевина  бытия!

                                                                  Скоро ль истиной  народа

                                                                  Станет истина моя?

                                                                                     О. Мандельштам.

 

Учитель

В начале 1917 года всеобщее недовольсьтво, вызванное усталостью от войны, ростом цен, спекуляцией, очередями, еще более усиливается из-за  постоянных перебоев в поставках продовольствия в Москву, Петроград ; хлебные очереди начинают громить лавки и магазины. В ряде мест настроения переносятся   и на производство.  В конце февраля экономические забастовки перерастают во всеобщую политическую стачку, проходящую под лозунгами «Долой царизм!», «Долой самодержавие!», «Долой войну!».Царь не нашел рычагов  урегулировать ситуацию сверху, а вскоре отрекся от престола. Страна  оказалась на распутье.Образовалась ситуация двоевластия: временное правительство и Петросовет. Далее все зависело от каждой из властей. В этой ситуации именно большевики смогли найти самые точные методы, самые правильные слова и на протяжении весны-осени 1917 года смогли перетянуть поддержку народных масс на свою сторону   и большевизировали Советы. Вместе с тем временное правительство не смогло предложить достойной альтернативы действиям большевиков и погрязло в собственных кризизах.   В итоге 24 октября вооруженные отряды Красной гвардии и революционных солдат Петрограда начали захватывать мосты, почту , телеграф, вокзалы. Никто не оказывал им ни малейшего сопротивления. К утру 25 октября столица оказалась в руках восставших. ВРК в обращении к гражданам России объявил о взятии власти. Небольшая заминка произошла лишь с захватом Зимнего дворца, который остались защищать небольшой юнкерский отряд и добровольческий женский батальон. В ночь на 26 октября Зимний пал.

(На протяжении рассказа учащимся демонстрируются слайды событий февраля-октября 1917 года)

 

   Стихи 1917 года рисуют тропу забвения и мрака, на которую ступила революция. В стихотворении  «Кассандре» (1917), обращенной к  Анне  Ахматовой, он писал:

Мандельштам

                         И в декабре  семнадцатого года

                        Все потеряли мы, любя:

                        Один ограблен волею народа,

                        Другой ( народ) ограбил сам себя.

 

1 ведущий

 В стихах  Мандельштама  появляется  Ленин («октябрьский временщик», уготовивший  … «ярмо насилия и злобы») в окружении других участников  «омерзительного  скифского праздника». В стихотворении «Сумерки свободы» образы церкви и государства сливаются в единый традиционный символ корабля, а сатирические деятели- в один незабываемый портрет народного вождя, в слезах берущего «роковое бремя власти». Мандельштам призывает «мужей и братьев» на тонущем корабле времени собраться с духом в «великом сумеречном году» свободы вынести что сулит им   «… неуклюжий, скрипучий поворот руля». Написанное в честь первой годовщины  Февральской революции, это одно из самых сложных  мандельштамовских стихотворений не было понято большинством его тогдашних читателей и было опубликовано в  советской прессе, а образ народного вождя, созданный в нем, стал  со временем отождествляться с Лениным.

Мандельштам.

         Век.  Известковый слой в крови больного сына

         Твердеет.Спит  Москва,как деревянный ларь,

         И некуда бежать от века-властелина…

2-й ведущий.

      В декабре  коммунисты запретили свободу  печати.

   Для поэта  начинается тягостный путь неохотного  «приспособления» к действительности. «Решающую роль в обуздании интеллигенции сыграл не страх и не подкуп,… а слово «революция», от которого ни за что не хотели  отказаться».( вдова  Мандельштама). Любые попытки  Мандельштама найти свое место в новой, Советской  России, в условиях беспощадной классовой   борьбы и усиливающегося  идеологического контроля над всеми сферами интеллектуальной деятельности, с самого начала и до самого горестного конца легко укладываются в единую схему.

Сначала Мандельштам пытался уверить себя, что его работа в народном комиссариате просвещения ( на этой своей  первой советской службе он  продержался до лета 1918г.) или в качестве литературного редактора в несносной газете  «Московский  комсомолец» ( в 1929г.) была честным трудом на благо рабочего класса.  Однако  революция требовала от каждого не честной службы, но рабства и лести. В конце концов  взбунтовавшийся  Мандельштам бросал работу и обращался к своим покровителям уладить инцидент. И навсегда  распрощавшись с государственной службой, он уехал в Крым.

 До конца  гражданской войны он постоянно мигрировал с юга, захваченного  немцами и белой гвардией, на север, находившийся в руках красных, и обратно.

Учитель

Захват власти большевиками ознаменовал переход гражданскогго противостояния в новую, вооруженную фазу – гражданскую войну. Гражданская война –самое страшное и трагичное событие в истории любого государства, потому что брат идет на брата, сын на отца. Россия была не исключением. Противостояние между белыми и красными длилось  с 1917 до 1922 года. Военные действия проходили на нескольких фронтах: восточном, южном, северном, что усугублялось постоянными натисками интервентов. На всех фронтах победу одержами большевики и их союзники. Хотя героизм  и волю к победе проявляли и те и другие,белым не хватило организованности, слаженности в действиях. Кроме того, изначально основные ресурсы находились в руках  красных. На своих захваченных территориях большевики проводили политику «красного террора» и «военного коммунизма», главные правила которых были следующие: «кто не снами, тот против нас» и «кто не работает, тот не ест».Белые  также не гнушались методами террора и пытались восстановить частную собственность, что оттолкнуло от них крестьянство.Последствия войны были страшные. «Разорение, нужда, обнищание», - так характеризовал  сложившееся после войны положение В.И. Ленин. К 1921 году население России, по сравнению с осенью 1917 года, сократилось более чем на 10 млн. человек, промышленное производство уменьшилось в 7 раз и т.д.  

 

1-й ведущий. 

    Летом 1920г. он был по неизвестным причинам арестован. Вскоре его освободили по ходатайству дружественного ему  белогвардейского полковника, и он немедленно уехал в  Грузию, которая в то время была независимой республикой. Тут же посаженный в тюрьму по приказу меньшевистского  правительства  «как двойной агент»  ( Москвы и  Врангеля), он с трудом выбрался  оттуда…

   В  октябре 1920 года он приехал в Петербург, где  удостоился  почестей как жертва белого террора и ,главное, как автор новых стихов. Блок писал:  «Он очень вырос…Его стихи возникают из снов -  очень своеобразных, лежащих в областях искусства только»;  Гумилев провозгласил его  «создателем вечных человеческих ценностей».

   В марте 1921года,  «чуя грядущие казни», как писал Мандельштам десять лет спустя в одном из своих стихотворений,  «от рева событий мятежных»  он  «убежал  к  нереидам  на Черное море».   Новости  о казни  Гумилева  по сфабрикованному  обвинению  в  « монархическом заговоре» дошли до  Мандельштама в Тифлисе.  Судьба  поэта, о которой  когда-то    сокрушались   акмеисты,  оказалась  реальной и устрашающей.

    В  то время. Как  многие  эмигрировали,  Мандельштам и  Ахматова  отказались  от  эмиграции. Мандельштам был убежден, что «судьба   людей  повсюду  та же». 

    Выходит второй томик стихов. Мандельштам признавал необходимость  «социального прспособления».  Мандельштам выражал надежду найти место в новой  жизни.  Когда  Мандельштам  работал над «Второй книгой»,  сам воздух как на заре христианства, дышал, казалось, неотвратимостью  конца света. Конец света не наступил, но историческая ткань  российской  жизни  была разорвана. Стихотворение  «Концерт на вокзале» было  реквиемом по ушедшему  веку:

 

Мандельштам

     Нельзя  дышать- и твердь кишит червями,

     И ни одна  звезда не говорит-

    Но,  видит  Бог, есть музыка  над нами:

    Дрожит  вокзал от пенья  Аонид,

    И  снова,  паровозными  свистками

    Разорванный, скрипичный воздух слит.

 

   Огромный парк. Вокзала шар стеклянный.

  Железный мир опять заворожен.

  На звучный пир,  в  Эллизиум  туманный

  Торжественно уносится вагон.

  Павлиний  крик и рокот фортепьянный.

  Я  опоздал. Мне страшно. Это сон.

 

  И я вхожу  в стеклянный лес  вокзала:

  Скрипичный строй в  смятеньи и слезах,

  Ночного хора дикое начачло

  И  запах роз в гниющих  парниках-

  Где  под  стеклянным  небом ночевала

  Родная тень в кочующих  толпах…

 

  И  мнится  мне: весь в музыке и пене,

  Железный мир  так нищенски  дрожит;

  В  стеклянные  я  упираюсь  сени.

  Куда же ты? На тризне  милой тени

  В  последний раз нам музыка  звучит.

2-й ведущий.

В 1922 году  Пастернак  провозгласил  «мораторий  страшных судов, не  съезжавшихся к  сессии». Впоследствии  он писал  Мандельштаму, что  «финальный  стиль»  эпохи  потерял свою  значимость : «Кончается  всё, чему  дают  кончиться».

   Мандельштам  пребывал в сомнении. В 1921 году он приветствовал  конец  истории.  И  он начал поиск  собственного талисмана, отвращающего конец   истории

Мандельштам

     Язык  булыжника – мне голубя  понятней;

    Здесь  камни – голуби, дома- как  голубятни,

    И светлым  ручейком  течет  рассказ  подков

   По  звучным  мостовым  прабабки городов.

   Здесь  толпы  детские- событий  попрошайки,

   Парижских воробьев  испуганные  стайки-

   Клевали наскоро  крупу  свинцовых крох,

  Фригийской  бабушкой  рассыпанный  горох.

  И  в  памяти живет плетеная корзинка,

  И в  воздухе  плывет  забытая  коринка,

  И  тесные  дома- зубов  молочных ряд

  На деснах старческих- как близнецы  стоят.

2-й ведущий.

Стихи  Мандельштама  «были  талисманом  для  всех, кроме  его  собственного  владельца». Интриги  собратьев- писателей вынудили его покинуть  Москву и  отправиться в 1924 году в Ленинград, где  его тут же  обрекли  на молчание по  каклму-то  секретному указу  партии, напрвленному  против  последних  могикан  «бывшего  акмеизма».

    В 1928 году   Николай  Бухарин, ангел-храниеть  Мандельштама, наиболее образованный и достойный представитель  ленинской старой  в высших  партийных кругах, попмог ему опубликовать  сборник  «Стихотворений», куда вошли  стихи 1908-1925 годов, и том  избранных критических работ «О поэзии», однако оба издания были изуродованы  железной рукой цензуры. Особенно  пострадала статья  «Конец романа» (1922), которая лишилась самых главныз своих постулатов о необходимости  «социальной адаптации» и  «выживания» романа в нгвых исторических условиях, когда  «реальные силы»  жестоко расправляются с биографиями персонажей и их чувством собственного достоинства.

    Жестокие испытания для самого  Мандельштама начались в том же 1928 году.  На публикацию  книги сплоченная  гвардия советских писак ответила попыткой снова наступить ему на горло. Поэта публично обвинили в переводческм плагиате, после чего развернулась длительная и злобная кампания, в результате которой он лишился ленинградской квартиры, вынуден был переехать  в  Москву и в конце концов выйти из Федерации писателей.

   Бесконечные  тяжбы  Мандельштама  с его мучителями  принесли  бессмертные плоды. В 1929 году  он пишет  «Четвертую прозу»,  остроумный и  уничижительный вердикт  «кровавой Советской земле» и  «её  залапному  социализму». «Четвертая  проза» была издана только в 1988 году.

Учитель.

Конец 20- х годов в истории нашего государства-это время прихода к власти И.В. Сталина и становление тоталитарной системы.

Что такое тоталитаризм? Под тоталитарным режимом обыч­но подразумевают политический строй, при котором государст­венная власть в обществе сосредоточена в руках какой-либо од­ной группы (обычно политической партии), уничтожившей в стране демократические свободы и возможность появления поли­тической оппозиции. При таком режиме правящая группа полно­стью подчиняет жизнь общества своим интересам и сохраняет власть благодаря насилию, массовым репрессиям, духовному подчинению населения.

Под тоталитарным государством понимают такую форму го­сударства, которая характеризуется полным (тотальным) контролем со стороны органов государственной власти над всеми сферами жизни общества, фактической ликвидацией конститу­ционных прав и свобод.

Понятие «тоталитарная система» включает следующие эле­менты:

насильственное установление однопартийной системы;
уничтожение оппозиции внутри самой правящей партии;
«захват государства партией», т. е. полное сращивание партийного и государственного аппарата, превращение государ­ственной машины в орудие партии;
ликвидация системы разделения законодательной, испол­нительной и судебной властей;
уничтожение гражданских свобод;
построение системы всеохватывающих массовых обще­ственных организаций, с помощью которых партия обеспечивает контроль над обществом;
унификация (приведение к единообразию) всей обще­ственной жизни;
авторитарный способ мышления;
культ национального вождя;
массовые репрессии.

В первой половине XX в. тоталитарные и близкие к нему ре­жимы установились в большинстве государств мира. Особой формой тоталитаризма считается политическая система СССР 30-х гг.

 Уже в период граж­данской войны на всех государственных постах в стране находи­лись члены правящей большевистской партии. В результате пар­тийная и государственная власть сосредоточилась в одних ру­ках. На всех «этажах» управления страной был обеспечен пар­тийный контроль над государственными органами, армией, про­мышленностью.

Назначением и смещением государственных деятелей ведали не государственные, а партийные инстанции. Даже юридическим правом выдвижения кандидатов в депутаты Советов различных уровней пользовались (по Конституции 1936 г.) исключительно партийные и руководимые ими общественные организации. Мно­гие государственные функции оказались переданными партий­ным инстанциям (например, вопросы планирования и организа­ции производства решались не в наркоматах или Госплане, а в ЦК и в Политбюро).

Политбюро принимало окончательные решения о создании и закрытии наркоматов, о назначении и снятии наркомов и других руководителей. Ни один закон в стране не мог быть принят без предварительного одобрения его в Политбюро. Члены партии, работающие в государственных и судебных органах, обязаны были беспрекословно выполнять прежде всего решения выше­стоящих партийных инстанций.

К концу 30-х гг. ВКП(б) в значительной мере изменила и свой собственный облик, утратила остатки демократизма в своей внутрипартийной жизни. В ней исчезли дискуссии, диспуты, во­царилось полное, но весьма относительное «единство». Рядовые члены партии, а в ряде случаев и члены ЦК всех выборных орга­нов были отрешены от выработки партийной политики, которая стала уделом Политбюро и партийного аппарата. И даже не все­го их состава, а лишь узкого круга руководителей. «В составе нашей партии,— говорил Сталин в 1937 г.,— имеется около 3— 4 тысяч высших руководителей. Это, я бы сказал,— генералитет нашей партии. Далее идут 30—40 тысяч средних руководителей. Это —наше партийное офицерство. Дальше идут около 100— 150 тысяч низшего командного состава. Это... наше партийное унтер-офицерство». Все это соответствовало в полной мере вы­сказанному еще раньше сталинскому положению о том, что «властвуют не те, кто выбирают и голосуют, а те, кто правят», «те, которые овладели на деле исполнительными аппаратами го­сударства, которые руководят этими аппаратами».

Таким образом, государственная власть в стране к середине 30-х гг. полностью оказалась в руках узкого круга партийной элиты, а сама ВКП(б) составила ядро тоталитарной политиче­ской системы.

Модель общества, сложив­шаяся в 30-е гг., характеризовалась тотальным охватом населе­ния официальными массовыми организациями, ставшими еще в начале 20-х гг. «приводными ремнями» от партии к массам.

Почти все трудоспособное население страны состояло в про­фессиональных союзах. В отношении профсоюзов партийное ру­ководство допускало самое настоящее командование, мелочную опеку, подмену выборных структур. Не соблюдался принцип коллективности руководства. С 1932 по 1949 г. съезды профсою­зов и всесоюзные профсоюзные конференции не проводились ни разу. Лишь раз в год созывались пленумы ВЦСПС. Происходи­ли неоправданно частые реорганизации профсоюзных органов, кадровые чистки в них. Политическим обвинениям, а затем и ре­прессиям подверглась большая часть профсоюзных работников, в том числе С. Лозовский, Я. Рудзутак, Д. Рязанов, М. Томский

и др.

То же самое можно сказать и о крупнейшей молодежной ор­ганизации — комсомоле. Уже к середине 20-х гг. становится оче­видным стремление Сталина установить между партией и комсо­молом такие отношения, при которых этот союз находился бы в прямом, беспрекословном подчинении партии. В 30-е гг. вся идейно-воспитательная работа комсомола  была сориентирована на возвели­чивание Сталина, на поиск и уничтожение многочисленных «врагов народа» в комсомоле, на идеологическое обоснование проводившегося в стране сталинского политического курса.

Массовые организации были созданы для рационализаторов, изобретателей, женщин, физкультурников, ученых, литераторов, театральных деятелей, музыкантов, художников, школьников и множества других категорий граждан. Ими было охвачено практически все население страны, начиная с 8—9-летнего возраста. По своей структуре и задачам они становились как бы «продолже­нием» партии, лишь приспосабливая официальную идеологию и политику к особенностям возраста, пола, специфике деятельно­сти различных слоев населения,

Точно так же как единственной партией в стране была ВКП(б), в профессиональном движении была монополия «огосу­дарствленных профсоюзов», в молодежном движении — ВЛКСМ, в детском—пионерской организации и т. д.

Наряду с идеологическими учреждениями тотали­тарный режим имел и другую надежную опору — систему кара­тельных органов для преследования инакомыслящих.

В начале 30-х гг. прошли последние политические процессы над прежними оппонентами большевиков — бывшими меньшеви­ками и эсерами. Почти все они были расстреляны или отправле­ны в тюрьмы и лагеря.

В конце 20-х гг. «шахтинское дело» послужило сигналом для развертывания борьбы с «вредителями» из числа научно-техни­ческой интеллигенции во всех отраслях народного хозяйства. С начала 1930 г. развернулась массовая репрессивная кампания против кулачества и середняков.

В 1936 г. состоялся первый из крупных московских про­цессов над лидерами внутрипартийной оппозиции. На скамье подсудимых были ближайшие соратники Ленина — Г. Зиновьев, Л. Каменев и др. Их обвиняли не только в убийстве 1 декабря 1934 г. члена Политбюро ЦК и секретаря ЦК и Ленинградского обкома ВКГ1(б) С. Кирова, но и в попытках убить Сталина и его ближайших соратников, а также свергнуть советскую власть. Прокурор А. Вышинский в заключительном слове заявил: «Взбе­сившихся собак я требую расстрелять — всех до одного!» Суд удовлетворил это требование.

С ноября 1934 г. стали действовать для вынесения пригово­ров по делам «врагов народа» и членов их семей внесудебные органы — так называемые особые совещания (из 2—3 человек), отправившие в лагеря и на смерть многие тысячи советских людей.

С декабря 1934 г. был введен «упрощенный порядок» рас­смотрения дел «врагов народа», по которому следствие должно было закончить свою работу в течение десяти дней, обвинитель­ное заключение вручалось обвиняемым за сутки до суда, дела слушались без участия сторон, а просьбы о помиловании запре­щались.

В 1937 г. состоялся второй процесс, в ходе которого была осуждена еще одна группа лидеров «ленинской гвардии». В том

же году была репрессирована большая группа высших офицеров во главе с маршалом М. Тухачевским.

В марте 1938 г. были расстреляны бывший глава правитель­ства А. Рыков и «любимец партии» Н. Бухарин.

Каждый из таких процессов вел к раскручиванию маховика репрессий для десятков тысяч людей, прежде всего для родст­венников и знакомых, сослуживцев и соседей по дому репресси­рованных.

Только в высшем руководстве армии были уничтожены:

из 5 маршалов —3;

из 5 командармов I ранга — 3;

из 10 командармов II ранга — 10;

из 57 командиров корпусов — 50;

из 186 комдивов—154;

из 16 армейских комиссаров I и II ранга—16; из 26 корпусных комиссаров—25; из 64 дивизионных комиссаров — 58; из 456 командиров полков — 401

Всего были репрессированы 40 тыс. офицеров Красной Армии.

Тогда же был создан секретный отдел НКВД, занимавший­ся уничтожением политических противников власти, оказав­шихся за рубежом. В августе 1940 г. был убит Л. Троцкий. Жер­твами сталинского режима стали многие деятели Коминтерна и даже некоторые представители «белой» эмиграции.

В тюрьмах не хватало свободных мест. Начала формировать­ся широкая сеть концентрационных лагерей. Со второй полови­ны 30-х гг. аресту и суду подвергались не только политические оппоненты власти, но и «потенциальные» враги, которых судили не за конкретные действия, а за потенциальную опасность для режима. Такая «мера социальной зашиты» вела к «срезанию» целых слоев общества.

   Решение задачи форсированной индустриализации требовало не только вложения огромных средств, но и создания многочисленных технических кадров. Основную массу рабочих, однако, составляли вчерашние неграмотные крестьяне, не обладавшие достаточной квалификацией для работы со сложной техникой. Советское государство также сильно зависело от технической интеллигенции, доставшейся в наследство от царских времён. Эти специалисты зачастую были довольно скептически настроены к коммунистическим лозунгам.

   Партия коммунистов, выросшая в условиях гражданской войны, воспринимала все сбои, возникавшие в ходе индустриализации, как сознательный саботаж, результатом чего стала кампания против так называемого "вредительства".

    В ряде процессов по делам о вредительстве и саботаже выдвигались, например, такие обвинения: Саботаж наблюдения солнечных затмений (Пулковское дело); Подготовка неверных отчётов о финансовом положении СССР, приводившая к подрыву его международного авторитета (дело Трудовой крестьянской партии); Саботаж по заданию иностранных разведок путём недостаточного развития текстильных фабрик, создания диспропорций в полуфабрикатах, что должно было повлечь за собой подрыв экономики СССР и всеобщее недовольство (дело Промпартии);Порча семенного материала путём его заражения, сознательное вредительство в области механизации сельского хозяйства путём недостаточной поставки запчастей (дело Трудовой крестьянской партии);Неравномерное распределение по заданию иностранных разведок товаров по районам, что приводило к образованию излишков в одних местах и дефициту в других (дело меньшевистского "Союзного бюро").

Также и духовенство, люди свободных профессий, мелкие предприниматели, торговцы и ремесленники были жертвами "антикапиталистической революции", начатой в 30-е годы. Население городов входило отныне в категорию "рабочего класса, строителя социализма", однако и рабочий класс подвергся репрессиям, которые в соответствии с господствующей идеологией превратились в самоцель, тормозя активное движение общества к прогрессу.

   За четыре года, с 1928 по 1931 год, 138 000 специалистов промышленности и управленческого аппарата оказались выключенными из жизни общества, 23 000 из них были списаны по первой категории ("враги советской власти") и лишены гражданских прав. Травля специалистов приняла огромные размеры на предприятиях, где их заставляли необоснованно увеличивать выпуск продукции, отчего росло число несчастных случаев, брака, поломок машин. С января 1930 до июня 1931 года 48% инженеров Донбасса были уволены или арестованы: 4 500 "специалистов-саботажников" были "разоблачены" в первом квартале 1931 года в одном только секторе транспорта. Выдвижение целей, которые заведомо не могут быть достигнуты, приведшее к невыполнению планов, сильному падению производительности труда и рабочей дисциплины, к полному игнорированию экономических законов, закончилось тем, что надолго расстроило работу предприятий.

   Кризис обозначился в грандиозных масштабах, и руководство партии вынуждено было принять некоторые "корректирующие меры".10 июля 1931 года Политбюро решило ограничить преследование спецов, ставших жертвами объявленной на них в 1928 году охоты. Были приняты необходимые меры: немедленно освобождено несколько тысяч инженеров и техников, в основном в металлургической и угольной промышленности, прекращена дискриминация в доступе к высшему образованию для детей интеллигенции, ОПТУ запретили арестовывать специалистов без согласия соответствующего наркомата.

   В январе 1930 года власти начали кампанию по искоренению "частного предпринимательства". Эта операция была направлена против торговцев, ремесленников, а также многих представителей свободных профессий, в целом их было зафиксировано около полутора миллионов. Во времена НЭПа они весьма мирно трудились в "частном секторе". Эти предприниматели, частный капитал которых в торговле не превышал 1000 рублей (98% из них вообще не использовали наемных работников), были мгновенно лишены возможности продолжать свою деятельность из-за увеличения налогообложения в десять раз. Они подверглись конфискации имущества как "деклассированные, паразитические" или "социально чуждые элементы", были лишены всех гражданских прав как представители "бывших" или как "члены прежнего класса имущих и царского аппарата". В 1929-1930 годах их лишили права на жилье, на медицинское обслуживание и на продуктовые карточки. В 1933-1934 годах были приняты еще более строгие меры, возникшие в ходе операций по паспортизации, направленных на чистку городов от "деклассированных элементов".

   С конца 1928 по конец 1932 года советские города были наводнены крестьянами, число которых близилось к 12 миллионам - это были те, кто бежал от коллективизации и раскулачивания. Только в Москве и Ленинграде появилось три с половиной миллиона мигрантов. Среди них было немало предприимчивых крестьян, предпочитавших бегство из деревни самораскулачиванию или вступлению в колхозы. В 1930-1931 годах бессчетные стройки поглотили эту весьма неприхотливую рабочую силу. Но начиная с 1932 года власти стали опасаться беспрерывного и неконтролируемого потока населения, который превращал города в подобие деревень, тогда как властям нужно было сделать их витриной нового социалистического общества; миграция населения ставила под угрозу всю эту, начиная с 1929 года, тщательно разрабатываемую продовольственно-карточную систему, в которой число "имеющих права" на продуктовую карточку увеличилось с 26 миллионов в начале 1930 года до почти 40, к концу 1932 года. Миграция превращала заводы в огромные становища кочевников. По мнению властей, "новоприбывшие из деревни могут вызвать негативные явления и развалить производство обилием прогульщиков, упадком рабочей дисциплины, хулиганством, увеличением брака, развитием преступности и алкоголизмом".

   Чтобы победить стихию, власти решили в ноябре-декабре 1932 года принять репрессивные меры к нарушителям производственной дисциплины на работе и тем самым попытаться очистить города от "социально чуждых элементов". Постановление от 15 ноября 1932 года предусматривало за прогул следующие меры наказания: немедленное увольнение, лишение продовольственных карточек, выселение нарушителей с места жительства. Его очевидной целью было разоблачение "псевдорабочих". Постановление от 4 декабря 1932 года предоставляло предприятиям право самим решать, кого следует лишить продуктовых карточек, и преследовало цель выявления и удаления всех "мертвых душ" и "паразитов", несправедливо внесенных в муниципальные списки на продовольственные карточки.

   Но чуть ли не самым главным стало введение 27 декабря 1932 года внутригосударственного паспорта. Паспортизация населения отвечала многим целям, обозначенным во вступлении к этому закону: ликвидации "социального паразитизма", ограничению проникновения кулаков в города, а также их рыночной деятельности, ограничению исхода сельского населения, сохранению чистоты городов. В течение 1933 года было выдано 27 миллионов паспортов, при этом паспортизация сопровождалась операциями по "очистке" городов от нежелательных категорий населения.

  Весной 1934 года правительство предпринимает репрессивные меры в отношении малолетних беспризорников и хулиганов, число которых в городах значительно возросло в период голода, раскулачивания и ожесточения социальных отношений.7 апреля 1935 года Политбюро издало указ, в соответствии с которым предусматривалось "привлекать к суду и применять необходимые по закону санкции к подросткам, достигшим 12 лет, уличенным в грабежах, насилии, нанесении телесных повреждений, членовредительстве и убийствах". Спустя несколько дней правительство направило в прокуратуру секретную инструкцию, где уточнялись уголовные меры, которые следует применять в отношении подростков, в частности, там было сказано, что следует применять любые меры, "включая высшую меру социальной защиты", иначе говоря - смертную казнь. Таким образом, прежние параграфы Уголовного кодекса, в которых запрещалось присуждать к смертной казни несовершеннолетних, были отменены.

30 июля 1937 был принят приказ НКВД № 00447 "Об операции по репрессированию бывших кулаков, уголовников и других антисоветских элементов".

Согласно этому приказу, определялись категории лиц, подлежащих репрессиям:

А) Бывшие кулаки (ранее репрессированные, скрывшиеся от репрессий, бежавшие из лагерей, ссылки и трудпосёлков, а также бежавшие от раскулачивания в города);

Б) Бывшие репрессированные "церковники и сектанты";

В) Бывшие активные участники антисоветских вооружённых выступлений;

Г) Бывшие члены антисоветских политических партий (эсеры, грузинские меньшевики, армянские дашнаки, азербайджанские мусаватисты, иттихадисты и др.);

Д) Бывшие активные "участники бандитских восстаний";

Е) Бывшие белогвардейцы, "каратели", "репатрианты" ("реэмигранты") и пр.;

Ж) Уголовники.

Все репрессируемые разбивались на две категории:

1)"наиболее враждебные элементы" подлежали немедленному аресту и, по рассмотрении их дел на тройках - расстрелу;

2)"менее активные, но всё же враждебные элементы" подлежали аресту и заключению в лагеря или тюрьмы на срок от 8 до 10 лет.

  Приказом НКВД для ускоренного рассмотрения тысяч дел были образованы "оперативные тройки" на уровне республик и областей. В состав тройки обычно входили: председатель - местный начальник НКВД, члены - местные прокурор и первый секретарь областного, краевого или республиканского комитета ВКП (б).

Для каждого региона Советского Союза устанавливались лимиты по обеим категориям.

Часть репрессий проводилась в отношении лиц, уже осуждённых и находившихся в лагерях. Для них выделялись лимиты "первой категории" (10 тыс. чел.) и также образовывались тройки.

Приказом устанавливались репрессии по отношению к членам семей приговорённых:

Семьи, "члены которых способны к активным антисоветским действиям", подлежали выдворению в лагеря или трудпосёлки.  Семьи расстрелянных, проживающие в пограничной полосе, подлежали переселению за пределы пограничной полосы внутри республик, краёв и областей. Семьи расстрелянных, проживающие в Москве, Ленинграде, Киеве, Тбилиси, Баку, Ростове-на-Дону, Таганроге и в районах Сочи, Гагры и Сухуми, подлежали выселению в другие области по их выбору, за исключением пограничных районов.Все семьи репрессированных подлежали постановке на учёт и систематическое наблюдение.

   Сроки действия "кулацкой операции" (как она иногда называлась в документах НКВД, поскольку бывшие кулаки составляли большинство репрессированных) несколько раз продлевались, а лимиты пересматривались.  Так, 31 января 1938 постановлением Политбюро для 22 регионов были выделены дополнительные лимиты в 57 200 чел., в том числе по "первой категории" - 48 тыс., 1 февраля Политбюро утверждает дополнительный лимит для лагерей Дальнего Востока в 12 тыс. чел. "первой категории", 17 февраля - дополнительный лимит для Украины в 30 тыс. по обеим категориям, 31 июля - для Дальнего Востока (15 тыс. по "первой категории", 5 тыс. по второй), 29 августа - 3 тыс. для Читинской области.  Всего в ходе операции было осуждено тройками 818 тыс. чел., из них приговорено к расстрелу 436 тыс.  Были репрессированы также бывшие сотрудники КВЖД, обвинённые в шпионаже в пользу Японии.  21 мая 1938 приказом НКВД были образованы "милицейские тройки", которые имели право без суда приговаривать "социально-опасные элементы" к ссылке или срокам заключения на 3-5 лет. Эти тройки вынесли различные приговоры 400 тыс. чел. В категорию рассматриваемых лиц попадали в том числе уголовники - рецидивисты и скупщики краденого.

   Репрессии подвергались  иностранцы и этнические меньшинства.  9 марта 1936 года Политбюро ЦК ВКП (б) издало постановление "О мерах, ограждающих СССР от проникновения шпионских, террористических и диверсионных элементов". В соответствии с ним был усложнён въезд в страну политэмигрантов и была создана комиссия для "чистки" международных организаций на территории СССР.  25 июля 1937 года Ежов подписал и ввёл в действие приказ № 00439, которым обязал местные органы НКВД в 5-дневный срок арестовать всех германских подданных, в том числе и политических эмигрантов, работающих или ранее работавших на военных заводах и заводах, имеющих оборонные цеха, а также на железнодорожном транспорте, и в процессе следствия по их делам "добиваться исчерпывающего вскрытия не разоблачённой до сих пор агентуры германской разведки".11 августа 1937 года Ежов подписал приказ № 00485, которым приказал начать с 20 августа широкую операцию, направленную на полную ликвидацию местных организаций "Польской организации войсковой" и закончить её в 3-месячный срок. По этим делам было осуждено 103 489 чел., в том числе приговорено к расстрелу 84 471 чел.17 августа 1937 - приказ о проведении "румынской операции" в отношении эмигрантов и перебежчиков из Румынии в Молдавию и на Украину. Осуждено 8292 чел., в том числе приговорено к расстрелу 5439 чел. 30 ноября 1937 - директива НКВД о проведении операции в отношении перебежчиков из Латвии, активистов латышских клубов и обществ. Осуждено 21 300 чел., из которых 16 575 чел. расстреляны. 11 декабря 1937 - директива НКВД об операции в отношении греков. Осуждено 12 557 чел., из которых 10 545 чел. приговорены к расстрелу. 14 декабря 1937 - директива НКВД о распространении репрессий по "латышской линии" на эстонцев, литовцев, финнов, а также болгар. По "эстонской линии" осуждено 9 735 чел., в том числе к расстрелу приговорено 7998 чел., по "финской линии" осуждено 11 066 чел., из них к расстрелу приговорено 9078 чел.; 29 января 1938 - директива НКВД об "иранской операции". Осуждено 13 297 чел., из которых 2 046 приговорены к расстрелу.1 февраля 1938 - директива НКВД о "национальной операции" в отношении болгар и македонцев.16 февраля 1938 - директива НКВД об арестах по "афганской линии".  Осуждено 1 557 чел., из них 366 приговорено к расстрелу.23 марта 1938 - постановление Политбюро об очищении оборонной промышленности от лиц, принадлежащих к национальностям, в отношении которых проводятся репрессии. 24 июня 1938 - директива Наркомата Обороны об увольнении из РККА военнослужащих национальностей, не представленных на территории СССР.17 ноября 1938 постановлением Совнаркома и ЦК ВКП (б) деятельность всех чрезвычайных органов была прекращена, аресты разрешались только с санкции суда или прокурора. Директивой Наркома внутренних дел Берии от 22 декабря 1938 все приговоры чрезвычайных органов были объявлены утратившими силу, если они не были приведены в исполнение или объявлены осуждённым до 17 ноября. Сталинские репрессии имели несколько целей: уничтожали возможную оппозицию, создавали атмосферу всеобщего страха и беспрекословного подчинения воле вождя, обеспечивали ротацию кадров за счёт выдвижения молодёжи, ослабляли социальную напряжённость, взваливая вину за трудности жизни на "врагов народа", обеспечивали рабочей силой Главное управление лагерей (ГУЛАГ). К сентябрю 1938 года основная задача репрессий была выполнена. Репрессии уже начали угрожать новому поколению партийно-чекистских руководителей выдвинувшихся в ходе репрессий. В июле-сентябре был осуществлён массовый отстрел ранее арестованных партфункционеров, коммунистов, военачальников, сотрудников НКВД, интеллигентов и прочих граждан, это стало началом конца террора. В октябре 1938 были распущены все органы внесудебного вынесения приговоров (за исключением Особого Совещания при НКВД, так как оно получило после прихода в НКВД Берии).

1-й ведущий. 

  Теперь, когда  революционное государство  принялось  уничтожать своего былого союзника – крестьянство, Мандельштам уже не испытывал потребности примиряться с действительностью. Он не оправдывал правительственных  ожиданий: его стихи напугали даже друзей.

Мандельштам

                          За гремучую     доблесть  грядущих веков,

                          За высокое племя  людей,-

                          Я лишился и чаши на пире отцов,

                          И веселья, и чести своей.

   Мне на плечи кидается волк-волкодав,

   Но не волк я по крови своей:

   Запихай  меня  лучше, как  шапку, в рукав

  Жаркой шубы сибирских   степей…

                         Уведи  меня  в ночь, где течет  Енисей

                         И сосна до  звезды достает,

                         Потому что не волк я по крови  своей

                         И меня только равный убьет.

1-й ведущий.

В стихотворении  «За гремучую доблесть»  Мандельштам  предсказывает и грядущую ссылку в Сибирь, и свое поэтическое бессмертие.

     В мае 1933года на страницах журнала  «Звезда» появилось поразительное  «Путешествие в Армению»; 30 августа  «Правда»  дала автору суровую отповедь  «за- клевету» на советскую республику, и храбрый редактор  «Звезды» был снят.

    13 мая 1934 года на квартиру  Мандельштамов пришла группа сотрудников ОГПУ и после обыска забрала поэта.

    В тюрьме  Мандельштаму не давали есть и спать.  По просьбам  друзей Мандельштама  нужно было  «изолировать, но сохранить». Мандельштама сослали в далекий северный поселок Чердынь, куда его сопровождала жена. Он пытался  покончить жизнь самоубийством.  Друзья  вмешались снова. Бухарин в последний раз принял личное участие, он написал Сталину :  « Поэты всегда  правы; история на их стороне».

 Мандельштама перевели в менее суровые условия в  Воронеж.

2-й ведущий.

     В  мае  1937 года истек срок воронежской  ссылки. Поэт провел ещё год в окрестностях Мрсквы, пытаясь добиться разрешения на жительство в столице.  Он обивал пороги журналов, предлагая свои стихи, а редакторы  боялись  даже разговаривать с ним. Он ниществовал; его старые друзья и добрые знакомые помогали ему, чем  могли. Второго мая 1938 года перед восходом солнца его арестовали и автоматически приговорили к пяти годам   каторжных работ и отправили в  Восточную  Сибирь.

     Он умер в пересыльном лагере  Вторая  Речка под  Владивостоком.  По официальным  данным, сообщенным  вдове, он скончался  27 декабря 1938 года.

   Кроме Мандельштама  свою жизнь в лагерях закончили С. Третьяков,

 И. Бабель, Н. Клюев, С. Клычков, В. Наседкин и многие другие.   

 Репрессии  коснулись  различных категорий граждан.

По официальным данным, в 1930—1953 гг. по обвинению в контрреволюционной, антигосударственной деятельности были вынесены осуждающие приговоры в отношении 3 778 234 чело­век, в том числе 786 098 — смертных.

 

Список использованной литературы.

Араловец Н.А. Потери населения советского общества в 1930-е годы: проблемы, источники, методы изучения в отечественной историографии // Отечественная история. 1995. № 1. С.135-146.
Данилов.А.А., Косулина Л.Г., История России XX век-М.: Просвещение,2005.
Загладин Н.В. и др, История Отечества XX век-М.: «Русское слово, 2007-400с.
Земсков В.Н. Судьба "кулацкой ссылки" (1930-1954) // Отечественная история. 1994. № 1.
Лысков Д.Ю. "Сталинские репрессии". Великая ложь XX века, 2009. - 288 с.   


Просмотров: 226 | Загрузок: 49
Автор: Филатова Н.А.
Теги: репрессии, мандельштам
Предмет: История


Похожие образовательные материалы:
Всего комментариев: 0
avatar